Aalt Jouk van den Hul в вопросах и ответах

Задавшие самые интересные из них (по мнению Ван Ден Хула) были награждены ценными призами: за второе и третье места - кабелями Van Den Hul на выбор из предложенных списков, а главный приз представлял собой сертификат на подбор кабелей Van Den Hul специалистами Аудиомании непосредственно для системы победителя!

– Многие производители кабелей предпочитают пайке обжим разъёмов, но Вы рекомендуете при этом облуживать концы проводов. Как Вы это прокомментируете?

– Я не сторонник обжима, но иногда приходится применять такой способ. При обжиме соединение негерметично, а попадающий в контакт воздух может вызвать окисление. Чтобы этого не происходило, я и предлагаю облуживать соединяемый провод. Кстати, в случае с углеродными проводниками этого не требуется. Олово, используемое в припое, тоже окисляется, но мы добавляем туда 5 процентов серебра; такой состав более устойчив. Температура плавления серебра выше, чем олова, и при охлаждении серебро застывает раньше, образуя защитный слой поверх олова. Если же вы хотите полностью избавиться от окисления, возьмите лак для ногтей и покройте им соединение после пайки. Только не говорите супруге, что вы взяли ее лак.

– Вы в основном производите оборудование на транзисторах. Что скажете о ламповых фонокорректорах?

– На протяжении многих лет я и сам пользовался ламповым фонокорректором, причем изготовленным в России. Но каждая замена ламп влекла за собой изменения в звучании, поскольку лампы нестабильны. Порой эти изменения были в лучшую сторону, порой – в худшую. Основная причина – вакуум. Со временем в колбе появляются трещинки и внутрь попадает немного воздуха. У меня даже был небольшой лайфхак: я наносил под лампу немного масла. Когда появлялись трещины, оно их заполняло и лампа не меняла своих свойств. Исключение составляли 6С33, которые грелись слишком сильно. Но для большинства ламп, используемых в предусилителях, такой трюк срабатывает.

– Ваши кабели, как и многие другие, продаются готовые и в нарезку. Можно ли быть уверенным, что при самостоятельной разделке результат будет так же хорош, как на готовых?

– Можно. Но только в том случае, если это будет сделано на нашей фабрике (смех в зале).

– Как вам приходит в голову столько замечательных идей?

– В результате размышлений, разумеется. Есть одна проблема – мой мозг постоянно работает. Так что в моей жизни есть еще несколько больших проектов. Звукосниматели и кабели – один из них. Другой – экологический, посвящен производству метана из отходов. Кроме того, я вовлечен в производство углеродных нанотрубок. Еще один мой крупный проект связан с медициной. Не будем забывать, что у меня еще есть семья, а кроме того, в Бразилии я занимаюсь благотворительностью. Там я оплачиваю образование, футбол, школу, одежду и прочие расходы группе из 36 детей. Это бывшие беспризорники; теперь же из детей, лишенных будущего, они превращаются в нормальных людей: некоторые из них, например, уже учатся на стоматолога.

– Какие потери возникают при соединении карбоновых кабелей с металлом?

– Если придется выбирать между углеродным кабелем и металлическим, я выберу первый. Да, у него выше сопротивление, но нет других проблем, связанных с окислением и другими химическими изменениями с течением времени. Но для акустического кабеля из углерода потребовалось бы слишком много волокон и он стал бы запредельно дорогим. Поэтому здесь я предлагаю альтернативу: кабели 3Т. Это лучшая замена металлу, максимально приближенная по характеристикам к карбону.

– Но все же такой кабель в конце концов придется соединять с металлом?

– Ничего не поделаешь. Если у Вас есть решение лучше – предложите.

– Кажется, аудиофильский слух и музыкальный – не одно и то же. Можно привести в пример людей с отличным музыкальным слухом, которые не слышат разницы кабелей. Каков процент людей, способных различать такие вещи и как вы (как разработчик) оцениваете собственный слух?

– Любовь к звуку берет начало от любви к музыке. Слушать нужно учиться. Первое, что следует делать – это регулярно посещать живые концерты. И, кстати, продавцов техники это тоже касается. Я за свою жизнь побывал в огромном множестве магазинов аппаратуры по всему миру. В одних их них я встречал очень музыкальные системы, в других – технически совершенные. Производители акустики обычно тщательно измеряют характеристики своих продуктов, но нечасто сравнивают их со звучанием живых инструментов. Поэтому часто случается, что по измерениям все отлично, а хорошего звука нет. Одна из причин – частичные вибрации корпуса. В живой музыке такие вибрации отсутствуют. Вибрации инструментов – это составляющие самого сигнала, и они естественны. Кроме того, большинство жилых помещений добавляет низких частот за счет резонансов, которых не было в концертном зале. Но наш замечательный мозг фильтрует их и нам кажется, что все в порядке.

Я на протяжении многих лет являюсь почетным гостем Венской Филармонии и имею возможность регулярно слушать Венский Симфонический оркестр. Он базируется в здании Музикферайн. Мне даже разрешали ночевать в закрытом для посторонних помещении, предназначенном специально для дирижёров. Я брал с собой и своих сыновей, чтобы они набирались опыта в прослушивании. Еще раз повторю – живая акустическая музыка, без использования усилителей и динамиков – лучшая тренировка слуха.

Вы без особого напряжения можете проследить партию одного инструмента, или участника хора на протяжении всего произведения в концертном зале. Попробуйте повторить этот эксперимент на High-End-системе. Задача покажется не такой уж легкой.

– Если ваш браслет, о котором Вы сегодня рассказывали, действительно оказывает такое благотворное влияние на здоровье, может, стоит тогда все силы человечества направить на продвижение этого продукта во всем мире?

– Я столкнулся с тем, что медицинское сообщество крайне скептически отнеслось к этой моей идее. Данный браслет работает с торсионными полями. Тема эта вызывает много споров, и тех, кто в это верит, часто называют сумасшедшими (включая меня). Например, утверждение, что скорость торсионного поля в 109 раз выше скорости света, противоречит основам науки.

Далее профессор Ван Ден Хул привел примеры наблюдений торсионных полей, сделанные известными учеными, включая Николу Тесла и одного российского астронома и посоветовал изучить этот вопрос самостоятельно.

– Мы здесь много говорили о прослушивании, а есть ли физические параметры, которые Вы считаете нужным измерять, чтобы получить объективную информацию о качестве работы той или иной аппаратуры, кабелей, и т. д.?

– Лучший измерительный прибор – уши более опытного, чем вы, слушателя. Доверьтесь ему, как в свое время доверились родителям, которые говорили вам, что следует делать, а чего избегать. Ведь вы сегодня живы не в последнюю очередь благодаря тому, что их слушались. Сегодня я тоже поделюсь с вами своим опытом, но в форме физического объекта. В системе, которую вы сейчас будете слушать, установлен звукосниматель Black Crimson, являющийся воплощением моего опыта в восприятии звука. Он воспроизводит реалистичную сцену, не привязанную к акустическим системам. Это именно то, к чему я всегда стремился.

– За многие годы Вашей аудиофильской деятельности приходилось ли Вам слышать подобные слова: «Звучание ваших звукоснимателей и кабелей столь восхитительно, что музыка через них звучит интереснее и увлекательнее, чем вживую со сцены»? Стремитесь ли Вы в своей деятельности к этому?

– Нет, ведь оборудование никогда не будет звучать лучше, чем живой концерт. Максимум, чего можно достигнуть, это существенно приблизиться к оригиналу. Система, которая установлена в моей комнате прослушивания, настолько хороша, что если вы закроете глаза во время ее работы, то легко представите себя сидящим в зрительном зале, а музыка будет звучать, словно со сцены. Но достигнуть подобных результатов мне удалось путем множества проб и ошибок, прослушиваний, тестирования, доработок и экспериментов. Это отнимает очень много времени. Однажды я спросил себя - «а что я сделал в жизни, кроме того, что построил безупречную аудиосистему?» Поэтому теперь я занимаюсь медициной, экологией, поддерживаю детей в Бразилии, и другими проектами.

– Множество производителей преследуют одну и ту же цель: чтобы их кабели передавали звук без окраски. Почему кабели Van Den Hul (не беря в расчет карбоновые) в этом плане оказываются ближе к идеалу, чем другие? И если все стремятся к одному и тому же, то почему результат получается настолько разным?

– Можно провести аналогию с рестораном: куда бы вы не пошли, вкус борща будет немного разным, хотя рецепт остается неизменным. Температура, время приготовления, исходные ингредиенты, чистота на кухне – все имеет значение. Когда я учился в университете, один из профессоров дал мне очень глубокое понимание структуры металлов. В то время я не думал, что буду заниматься кабелями и мечтал совершенно о других вещах, но знания эти крепко засели в моей голове. И я до сих пор использую эту базу при разработке новых кабелей.

Вопросов оказалось гораздо больше, чем было возможно ответить в течение отведенного времени, но г-н Ван Ден Хул обещал прислать остальные ответы позднее. Следите за новостями!